Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Бодхидхарма

Из опубликованного )))



"Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем"

Настоящие чувства. Вечные слова. Песни Песней.

Все времена проживаются заново. Люди плохо меняются. Но одно неизменно — та самая внутренняя тяга к чему-то настоящему. К настоящим душевным проявлениям. К тому, что выше нас, что собственно и делает нас людьми. Оставляет нас людьми. Мужчинами и женщинами.

И кино не может остаться в стороне. Тысячелетия магии Песни Песней и всего около ста лет искусству кино, но как и всякое проявление человеческого духа, язык кино только следует древним строкам, пытаясь отобразить их на экране.

Отобразить Мужчину и Женщину во всем их великолепии настоящих чувств.

Получается по разному. Фигуры нас экране, ограниченные "законами жанра" и экранным временем, слишком требовательны, и малейшее непопадание приводит к потере неуловимых вибраций, которыми наполнен взгляд влюбленных друг на друга или взгляд родителей на своих детей.

Конечно, радость и счастье, очень сильно инфлированы массовой культурой и "дизайнерским подходом к изобразительности" — сейчас уже сложно понять, смотришь-ли ты Кар Вая, или рекламный ролик Самсунга. Реклама и массовая культура уничтожает всю визуальную символьность радости и счастья, путем тотального тиражирования всех светлых и радостных моментов, которые иногда появляются на экране, в том числе и в части отношений мужчины и женщины. Возможно, это только следствие того отсутствия смыслов и истинной радости в которых находится современный человек с вынесенной системой оценок и удовлетворенности — откуда взяться личному и достоверному опыту? Лелюш, Антониони, Годар, Хуциев, Брессон — все-таки еще отражали свет "Прекрасной Эпохи", а современные авторы уже светят другим светом.

Конечно, это опять вопрос к авторам. Вопрос по реализации на экране гуманистической идеи при максимальной выразительности, которую дарит новый киноязык и новые технические средства. Идеи радости, счастья, сорадоствования. Любви, наконец. Радость и счастье — естественное состояние человеческого духа, но так получилось, что современному миру совсем не выгоден человек радостный, человек удовлетворенный собой, такому человеку уже ничего не продашь. Поэтому система оценок через масс-медиа максимально выносится за самость, навязываются внешние нормы в стиле горечи Сартра и Набокова о мещанском понятии "счастья", отдаляя человека от осознания сценарности и уникальности собственной личности — уникальности и осознания своей души, делая его вечно несчастным и неудовлетворенным, но субъектом экономических отношений. Страдания, в которые современные люди погружают себя и окружающих в воинствующем солипсизме внушаемой "индивидуальности и неповторимости" — это все только калечит и разрушает. Нет света. Нет любви. И ее все меньше и меньше на экране.

Любовь — про восхождение к чему-то, любовь — про жертвенность, про отсутствие "ты мне — я тебе", но это противоречит массовой идее неповторимости и индивидуальности каждого, путем замыкания внутри собственного Я, без отдачи и жертвы. И современные авторы — такие же заложники массовых представлений, как и обычные зрители. Только большие мастера типа Малика или Арановски, и немногих других, еще упорно пытаются придумывать и реализовать новую символьность радости на экране.

Но тысячелетия звучат и звучат слова Песни Песней, и все циклично — возврат к вечным ценностям — неминуем, потому что невозможно бесконечно потакать животному в человеке, оправдывать неизменное — ориентацию только на свои интересы.

Конечно, показать боль, страх, тревогу, опасность, раздражение на экране — еще и намного проще, а вот пройти по тонкой грани между "рекламной картинкой" и демонстрацией тщетности жизни — требует уже особых усилий от авторов, требует возврата к сути человеческого духа, где и жертвенность и восхождение к чему-то, находящемуся за пределами эгоистических устремлений — к настоящей любви, к Б-гу. Лелюш в "Мужчине и Женщине" делал это все вполне достоверно и про современников, Антониони в "Затмении" — нет слов, и прошло уже много лет, но мы до сих пор заворожено смотрим на экраны.

Все пройдет, и это тоже пройдет, возврат — неминуем, потому что невозможно бесконечно демонстрировать воинствующую индивидуальность на экранах. Да, клиширование рекламных образов просто повышает планку, но также остается задача прямой адресации к духовному началу, которое есть в каждом человеке. Адресация через гуманистические ценности. Показ реализации возможности стать подобным богу, так как мы все равно все — по прямому образу и подобию. Несение именно что света. Это было один раз достигнуто на экранах во времена "Новой волны" и "Золотой эпохи Голливуда" и это повторится снова, потому что это, по настоящему, затрагивает всех.
Бодхидхарма

Нимфоманка

1014414_669249859780473_1927229696_n

Вы знаете, я видел разное. Разных очень женщин. Но одно могу сказать - я ни на кого из них не держу зла.

Почему? Потому что искренне считаю, что женщины, даже в очень разных проявлениях, они все равно выше мужчин.

В принципе, еще Генрих Корнелий Агриппа Неттесгеймский в "Речь о достоинстве и превосходстве женского пола" все сказал. Мне добавить нечего.

Мужчины - созданы из праха, и только женщины - созданы из живой плоти и даже самая последняя из них - божественна.

Божественность женщины - это и есть основное гуманистическое начало во взаимоотношении полов.

Нельзя обижать женщин. Какие бы они не были. Нельзя. Это слабость и глупость. Нельзя мстить. Нельзя ненавидеть. Даже если они причиняют боль. Потому что устами Женщины говорит Б-г.

Нельзя держать зло на женщин, какими бы они не были. Потому что только женщина способна на настоящее чудо - на деторождение. Все мужские чудеса - полная хрень по сравнению с этим. Да, женщины, порой ведут себя странно, но нельзя их обижать. Им еще рожать ))). Плоть слаба, а Женщина - нет.

А Ларс Фон Триер - как маленький неумный озабоченный подросток - обидел божественную суть женщины в своем последнем фильме. Он как "мужчина-творец" все пытается дотянутся до женской творящей сути - и... не получается, и это кино - только гигантская фрустрация - зависть праха к живой плоти. Это кино - унижение женщин, прекрасно снятое, но... вываливание женщин в грязи. Триер так и не смог смириться, что женщина всегда выбирает, что да, "завоевать можно любую женщину", но... когда она этого хочет. Также как и Пелевин, который в каждой книге очень нежно пишет про любовь, но на уровне болезненной зависимости, так и Триер, не может смириться, но у него нет Пелевинской нежности и любви к женщинам, и он просто решил представить женщину грязным и низменным животным - опустить на уровень "праха" - очень мужской такой подход - бояться и ненавидеть непонятное - с попытками упрощения на уровне "игры в лото", а это все от бессилия понять женщин, которых мужчине и не понять, и поэтому их нужно просто очень любить. А в этом фильме - нет любви. Есть только дикая злоба и грязь.

Я писал как-то, что изобразительность (в широком смысле) - вторична, первичным является гуманистичность и соответствие нравственным, базовым нормам.

Гуманистические ценности они же не просто так, они именно про выживаемость. Художник, а Триер - несомненно художник - тоже не просто так, а поставщик архетипов и тем больший спрос с него - как с поставщика "нормы", догмы ))) хех.

Нет, я далек от иллюзий, "я видел в этой жизни много дерьма", я видел "ангелов без крыльев и женщин без лиц", но это совсем не повод чтобы отказываться от морально-нравственного императива. Я видел и откровенное блядство и "секс для спорта" и "так получилось" и вообще, но все равно - это, по умолчанию, маргинальные истории. Это истории на уровне порно фильмов и подростковых фантазий в части "честных давалок". Это вне контекста "нормальности", а норма - все равно есть. В норме - люди не занимаются сексом только потому что у них есть половые органы. "Шлюха с золотым сердцем" - это чистая "мужская" выдумка. Женщина, "меняющая мужчин как перчатки" - по умолчанию - хреновая жена и мать - поэтому все эти темы - вне этической сферы, вне "выживаемости" в широком смысле. Все это вне нормального нравственного контекста. И, например, сколь не распинайся про "нормальность продажной любви" (во всех смыслах), это - не нормально. Конечно, иногда женщины, творят странные вещи, но это совсем не повод, чтобы так распинать их, с таким остервенением, как это сделал Триер. Потому что все-таки нужно уметь прощать и видеть божественный свет в каждой женщине. А в его фильме есть любование блядством, но нет прощения и совсем нет любви и света. Это - по настоящему мерзкое кино. Триер, вообще, не радостен, но раньше это все драпировалось в тогу интеллектуальной игры, но в этом кино - перебор.

Потому что это огромная ответственность мужчин - в пробуждении божественного света женщины, в части мужских базовых ролей, вне игр "ты мне - я тебе", да, возможно, Триер, просто "показал на экране" порно в жизни, потому что его кино, по сути, попытка рассказать про жизнь типичного персонажа снаффа - "скучающей женщины, отдающейся разносчику пиццы", и так бывает ))), но любое порно - условно по своей основной сути - это некая подростковая фантазия, а Триер, вроде, большой художник. Вроде.

Я отдаю ему должное в части изобразительности и даже контекстов, но отсутствие самой нормы, это бесстыдное инфантильное самовыплескивание на экран своих комплексов, фрустрации, фантазий, явных обид - по мне - это все очень далеко от искусства. Потому что творец, все таки это не владение формой, это отстаивание гуманистичности. А эпатажа нам и так хватает в реальной жизни.

Поэтому, простите, я не могу обсуждать это кино. Также как я не готов обсуждать "нормально или нет воровать в гостях серебряные ложки" или как в деле с Пусси - "нормально или нет срать в храме".

Ненормально.

А Триер просто насрал в храме Женщины, и считать это искусством я не могу в принципе.