Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Бодхидхарма

Платон



Обдумывал большой текст о том, что есть непреложные законы бытия, морально-нравственные, тот самый внутренний закон, нарушать которые нельзя, так как это приводит к сну души, что особенно губительно для людей творчества и искусства, так как они - просто чудесные трансляторы прекрасного в этот мир, но случайно наткнулся на этот диалог из Платона ).

Кстати, это многое объясняет ) например и состояние современного искусства и почему иногда на экран без слез не взглянешь (

"Держат кадр - цельные и умные люди". Красивое кино делают красивые, во всех смыслах, люди ))).

— Разве ты не сознавал, что душа наша бессмертна и никогда не погибнет?
Главкон взглянул на меня с удивлением и сказал:
— Клянусь Зевсом, нет. А ты можешь это сказать?
— Если бы я не мог, я был бы не прав. Да я думаю, и ты это можешь — ничего трудного здесь нет.
— Для меня это трудно. Но я с удовольствием услышал бы от тебя об этой нетрудной вещи.
— Пожалуйста, слушай.
— Говори, говори!
— Называешь ли ты что-нибудь благом и злом?
— Я — да.
— А думаешь ли ты об этом то же, что и я?
— А именно?
— Все губительное и разрушительное — это зло, а хранительное и полезное — благо.
— Да.
— Что же? Считаешь ли ты, что благо и зло существуют для каждой вещи? Например, для глаз — воспаление, для всего тела — болезнь, для хлебов — спорынья, гниение — для древесины, для меди и железа — ржавчина, словом, чуть ли не для каждой вещи есть особо ей свойственное зло и болезнь?
— Да.
— Когда что-нибудь такое появится в какой-либо вещи, оно делает негодным то, к чему оно пристало, и в конце концов разрушает и губит всю вещь целиком.
— Конечно.
— Значит, каждую вещь губят свойственные ей зло и негодность, но если это ее не губит, то уж ничто другое ее не разрушит. Благо, конечно, никогда ничего не погубит, а также не может быть губительным то, что не будет ни злом, ни благом.
— Конечно.
— Значит, если среди существующего мы найдем нечто имеющее свое зло, которое его портит, но не в состоянии его совсем уничтожить, мы будем знать, что это нечто по своей природе неуничтожимо.
— Видимо, так.
— Что же? У души разве нет чего-то такого, что ее портит?
— Разумеется, есть: это все то, что мы недавно разбирали, — несправедливость, невоздержность, трусость, невежество.
— А может ли хоть что-нибудь из всего этого ее погубить и уничтожить? Поразмысли об этом, но так, чтобы нам не обмануться, думая, будто человек несправедливый и неразумный погибает вследствие своей несправедливости, этой порчи души, тогда, когда его уличат в преступлении. Нет, ты подойди к этому так: порча тела — болезнь — измождает и разрушает тело, а это приводит к тому, что оно уже перестает быть телом; так и все то, что мы теперь перечислили, приходит к небытию вследствие собственной порочности, которая своим назойливым присутствием губит все изнутри. Или не так?
— Да, так.
— Значит, и душу рассмотри точно так же. Может ли присутствующая в ней несправедливость и прочая порочность извести и уничтожить ее своим присутствием до такой степени, чтобы довести ее до смерти, отделив от тела?
— Уж это-то ни в коем случае.
— Но ведь нет разумного основания для того, чтобы что-то гибло от посторонней порчи, а от своей собственной не разрушалось?
— Такого основания нет.
— Поразмысли, Главкон, что мы не считаем, будто тело должно гибнуть непосредственно от испорченной пищи, в чем бы эта порча ни состояла, то есть если пища несвежая, протухшая и так далее. А вот когда испорченная пища вызывает в теле телесный недуг, тогда мы скажем, что тело гибнет хотя и через посредство пищи, но от своего собственного порока, иначе говоря от болезни. А от порчи съестного, поскольку съестное и тело — это разные вещи, мы считаем, тело никогда не погибнет, пока это постороннее телу зло не вызовет в нем зла, свойственного телу.
— Ты говоришь очень правильно.
— На том же самом основании, если порча тела не вызывает испорченности души, присущей ей самой, мы никогда не признаем, будто душа гибнет от постороннего зла, помимо своей собственной испорченности: это зло и присущее ей зло — разные вещи.
— Да, это имеет под собой основание.
— Так вот, либо мы опровергнем сказанное как неверное, либо до тех пор, пока это не опровергнуто, мы ни за что не согласимся, будто душа гибнет от горячки или другой болезни либо от перерезанного горла: если даже изрубить все тело на мелкие кусочки — все это нисколько не увеличивает возможности ее гибели, пока нам не докажут, что из-за этих страданий тела она сама становится менее справедливой и благочестивой. Если постороннее зло возникает в чем-либо постороннем, а собственное зло не рождается, мы не позволим утверждать, будто душа или что-то другое гибнет.
Бодхидхарма

Из опубликованного



Все предвидено, но воля дана

Люди предоставленные сами себе в обыденном понятии свободы — бесконечно печальное и мучительное зрелище. В принципе, мировой кинематограф постоянно исследует эту территорию, потому что кино — это все-таки про людей и поведение людей в пограничных обстоятельствах является неисчерпаемым источником для построения киноткани. Просто кино всегда рассказывает истории, которые приключаются с людьми.

Бесконечное количество, например, постапокалипсических фильмов исследуют эту территорию, территорию — испытания свободой, однако, сама идея свободы как полного освобождения от каких-либо норм и правил все равно переводит такого рода фильмы в категорию В. Низкие рейтинги и небольшая касса являются только следствием того, что "люди не понимают".

В такого рода "произведениях" — все слишком рационально. Выжить любой ценой, "герой одиночка побеждает всех", "успех любой ценой", "умри ты сегодня, а я завтра" — это все не находит отклика в умах и душах зрителей.

"Звездное небо над головой, нравственный закон внутри нас". Свобода как отсутствие ограничений, отсутствие внутреннего закона — противоречит человеческой сути, несмотря постоянно декларируемые нормы социал-дарвинизма. Но это не находит массового отклика. Внутренний закон и нормы мешают, мешает нечто, что собственно и делает нас людьми.

В противовес этому выступают вечно востребованные в кино истории про людей, которые пусть и находятся в сложных, пограничных обстоятельствах, но находят в себе силы, находят в себе собственную свободу воли действовать против обстоятельств, "знаков фатума", действовать иррационально, не логично — "не думая о себе" — тем самым и являя собственную человеческую — живую сущность. Потому что именно такие герои и такие истории и есть суть жизни.

Иррациональность, в том числе и иррациональность веры — дает свободу. Рациональность — дает только хаос, преследование только своих интересов — вроде как массовое понимание свободы в части "делаю что хочу" — приводит к угасанию. И массовые фрустрации — тому подтверждение. Какое-то массовое несчастье — тому пример, потому что современная экономическая модель находится в противоречии с гуманистическими нормами — счастье не в обладании, любовь — не за что-то, вера, отдача — норма, а не "идеализм", а где гуманистичность — там собственно жизнь и живое чувство, а когда этого нет — тоска, душа же живая и болит.

Классические истории Танаха, по сути — архетипические — про это, про путь к свободе через нормы и правила, Закон, "в начале исполним, а потом постигать будем", про грех жестковыйности и гордыни. Про путь к свободе через иррациональность веры и проявление свободы воли вопреки препятствиям, которые сам Б-г иногда и строит в конкретных человеческих судьбах.

Оказывается, что принятие Закона — дает истинную свободу, оказывается, что долготерпение и вера — приводят к цели, оказывается, что вроде иррациональная жертвенность и следование интересам общины, рода, народа — дарует истинное благо, например выживание всех и свободу от рабства.

Это парадоксально, но только восхождение к чему-то, следование долгу, внутренним нормам дарует истинное понятие свободы воли. Оказывается принципиально невозможно для человека быть свободным просто ради себя, в своих рамках, без восхождения к чему-то.

И кино, которое всегда — про людей, только отражает эту простую истину. "Все предвидено, но воля — дана", и люди, которые своими историями, своими действиями на экране показывают, что воля дана не для собственных интересов и гордыни, не для реализации бытового понятия "свободы", такие герои — приковывают взгляд.

Искусство тонко улавливает и отражает пока невидимые изменения: а сейчас ощутимо меняются времена, по сути — приходит новая эпоха и незыблемое еще вчера — в части индивидуализма и "правил жизни и успеха" — становится историей, с моей точки, зрения мы стоим на пороге новой идеологии, "нового средневековья" — в части духа.

Надо отметить, что американский кинематограф, конечно, машина реальности и влияния, но… людей невозможно заставить просто так идти в кинотеатры, поэтому одним из преимуществ массового кинематографа является умение затронуть темы, которые касаются всех и каждого. .

И неожиданно, такими темами становятся истории про людей выполняющих свой долг, истории про людей, отказывающихся от чего-то ради вроде "высоких идеалов", верящих, следующих внутреннему закону.

Классическим примером, прошлого года явился фильм Интерстеллар. По форме — жанровая история апокалипсиса. По стилю — три часа диалогов и физики черных дыр. По сути — история человека, который жертвует собой, ради других.

Гуманистическая история. Иррациональная. Почти 9 баллов по IMDB и почти 700 млн. сборов.
И то что такие фильмы "получают кассу", свидетельствует о том, что нельзя быть свободным только ради себя. Оказывается, настоящие герои, приковывающие взгляд способны в состоянии свободы воли вести себя достойно, потому что не ограничены своими рамками, рамки всегда вне их, потому что они на пути восхождения к чему-то. Они сами ставят себе внешние цели, они осознанно идут на дискомфорт для процесса достижения, постижения божественного внутри себя, преобразования материи, а не просто стремятся к покою или выживанию любой ценой.

И это лучшее подтверждение изначальной божественности человеческой сути каждого из нас.
Бодхидхарма

Из опубликованного )))



"Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем"

Настоящие чувства. Вечные слова. Песни Песней.

Все времена проживаются заново. Люди плохо меняются. Но одно неизменно — та самая внутренняя тяга к чему-то настоящему. К настоящим душевным проявлениям. К тому, что выше нас, что собственно и делает нас людьми. Оставляет нас людьми. Мужчинами и женщинами.

И кино не может остаться в стороне. Тысячелетия магии Песни Песней и всего около ста лет искусству кино, но как и всякое проявление человеческого духа, язык кино только следует древним строкам, пытаясь отобразить их на экране.

Отобразить Мужчину и Женщину во всем их великолепии настоящих чувств.

Получается по разному. Фигуры нас экране, ограниченные "законами жанра" и экранным временем, слишком требовательны, и малейшее непопадание приводит к потере неуловимых вибраций, которыми наполнен взгляд влюбленных друг на друга или взгляд родителей на своих детей.

Конечно, радость и счастье, очень сильно инфлированы массовой культурой и "дизайнерским подходом к изобразительности" — сейчас уже сложно понять, смотришь-ли ты Кар Вая, или рекламный ролик Самсунга. Реклама и массовая культура уничтожает всю визуальную символьность радости и счастья, путем тотального тиражирования всех светлых и радостных моментов, которые иногда появляются на экране, в том числе и в части отношений мужчины и женщины. Возможно, это только следствие того отсутствия смыслов и истинной радости в которых находится современный человек с вынесенной системой оценок и удовлетворенности — откуда взяться личному и достоверному опыту? Лелюш, Антониони, Годар, Хуциев, Брессон — все-таки еще отражали свет "Прекрасной Эпохи", а современные авторы уже светят другим светом.

Конечно, это опять вопрос к авторам. Вопрос по реализации на экране гуманистической идеи при максимальной выразительности, которую дарит новый киноязык и новые технические средства. Идеи радости, счастья, сорадоствования. Любви, наконец. Радость и счастье — естественное состояние человеческого духа, но так получилось, что современному миру совсем не выгоден человек радостный, человек удовлетворенный собой, такому человеку уже ничего не продашь. Поэтому система оценок через масс-медиа максимально выносится за самость, навязываются внешние нормы в стиле горечи Сартра и Набокова о мещанском понятии "счастья", отдаляя человека от осознания сценарности и уникальности собственной личности — уникальности и осознания своей души, делая его вечно несчастным и неудовлетворенным, но субъектом экономических отношений. Страдания, в которые современные люди погружают себя и окружающих в воинствующем солипсизме внушаемой "индивидуальности и неповторимости" — это все только калечит и разрушает. Нет света. Нет любви. И ее все меньше и меньше на экране.

Любовь — про восхождение к чему-то, любовь — про жертвенность, про отсутствие "ты мне — я тебе", но это противоречит массовой идее неповторимости и индивидуальности каждого, путем замыкания внутри собственного Я, без отдачи и жертвы. И современные авторы — такие же заложники массовых представлений, как и обычные зрители. Только большие мастера типа Малика или Арановски, и немногих других, еще упорно пытаются придумывать и реализовать новую символьность радости на экране.

Но тысячелетия звучат и звучат слова Песни Песней, и все циклично — возврат к вечным ценностям — неминуем, потому что невозможно бесконечно потакать животному в человеке, оправдывать неизменное — ориентацию только на свои интересы.

Конечно, показать боль, страх, тревогу, опасность, раздражение на экране — еще и намного проще, а вот пройти по тонкой грани между "рекламной картинкой" и демонстрацией тщетности жизни — требует уже особых усилий от авторов, требует возврата к сути человеческого духа, где и жертвенность и восхождение к чему-то, находящемуся за пределами эгоистических устремлений — к настоящей любви, к Б-гу. Лелюш в "Мужчине и Женщине" делал это все вполне достоверно и про современников, Антониони в "Затмении" — нет слов, и прошло уже много лет, но мы до сих пор заворожено смотрим на экраны.

Все пройдет, и это тоже пройдет, возврат — неминуем, потому что невозможно бесконечно демонстрировать воинствующую индивидуальность на экранах. Да, клиширование рекламных образов просто повышает планку, но также остается задача прямой адресации к духовному началу, которое есть в каждом человеке. Адресация через гуманистические ценности. Показ реализации возможности стать подобным богу, так как мы все равно все — по прямому образу и подобию. Несение именно что света. Это было один раз достигнуто на экранах во времена "Новой волны" и "Золотой эпохи Голливуда" и это повторится снова, потому что это, по настоящему, затрагивает всех.
Бодхидхарма

Оскар 2015 №1

181-728x488_c

"Прости меня, Боже, но милости Твои изливаются только на негодяев, и мне трудно постигнуть тот высокий и упругий замысел, который в это вложен" (с).

Некоторые богословы, пытаясь объяснить почему из века в век достойное и праведное поведение не находит вознаграждения при жизни, всерьез рассматривали версию, что собственно мы уже все в аду.

Возможно.

Хорошая версия. Но тем более ценен тот самый внутренний закон, который как небо над головой, которому следуют, который стыдливо называют "совестью", "это — правильно", и так и далее, и тому подобное. В целом, все предопределено, но свобода воли — дана.
Возможно, мы все тут в "кожаных ризах", в командировке, борцы с энтропией, и "правильно" — это привносить структуру, свет в окружающий нас хаос — какие-то изменения материального и духовного мира, свет — есть структура. А неправильно — но это так немедленно поощряется — скорее наоборот, привносить хаос, увеличивать энтропию. Ну и правильно, если свет без усилий, если все за "конфетку", то что-то искренности и настоящих усилий маловато.

Командировка?

Возможно.

А Звягинцев просто снял очередной фильм.

"Рядовой житель России вышел на улицу, открыл глаза и внезапно посмотрел фильм Левиафан".

Ой, только не надо мне тут про очернительство реальности. По мне — если рассматривать описываемую ситуацию — то скорее многое приукрасил режиссер. Ну т.е. в реале никто ни с кем там лишний раз разговаривать не будет, если что, я еще помню как дома ломали в Москве бульдозером.

Это не хорошо, не плохо, это просто сама метафизика власти — которая на насилии, и собственно это только ответственность власть предержащего — куда это все потом приложить, куда деть все ресурсы, которые власти сопутствуют — на созидание или на хаос.

А так — обычная социальная биология. Чистый "Стенфордский Эксперимент", наблюдали ж в 90-е когда бывшие советские люди в борьбе за монетизацию жирного наследия сверхдержавы СССР так бодро стреляли друг друга, что бывалые сидельцы были в шоке.

А что делать? И может и можно было и договориться, но "не поймут". И вот под этим "не поймут" — ничего не меняется — от группы детского сада, до каких-то уже вполне взрослых людей.

Бывает.

И кино в этом плане — достоверное. И не надо ля-ля про очернительство России, это исключительно вечная история, классическая матрица власти, "не поймут", "что скажут люди". Под всеми звездами, во все времена.

Нет же ничего более страшного чем "Акела промахнулся". Борьба за ресурсы же.

И конечно, когда это все произошло "рывком", то все усугублено. Мало кто готов сказать "смотрите какая у меня капуста, какая власть?".

И есс-но, опять же абсолютно интернациональная история в части "не просто так", начиная от расправляющих крыльев Атлантов, и кончая приписыванию себе исключительных качеств, задним числом, когда не попал в список "игрою счастия обиженных родов". Обычная компенсация. Ну и конечно, при "рывке" — народ — это просто мммммммм некий корм, не имеющий права голоса. Второй сорт. Просто закон социологии. Типа законов Ньютона. Когда нужно самому себе объяснить почему собственно "можно". А потом это забыть, и забыть, что забыл.

Понятно, что все потом стандартно: противоречия копятся — люди — это вообще не корм и заканчивается все сменой власти и так далее, и вдруг неожиданно выясняется, что все эти "великие люди" — или по праву рождения, или по воле случая, просто хорошие таксисты и горничные, ну да, давайте вместе поплачем про "хруст французской булки", но в массе своей все эти наследники аристократических фамилий, у которых власть была от Б-га (ну конечно же), ничего толком не добились, на новых родинах, что странно, если они такие необычные, не "как все".

Но в самом процессе — о да, "особенность" и так далее.

Ну и в чем упреки Звягинцеву? Ну просто использовал портрет "новой сословности", которая уже мало наполнена смыслом, так как еще лет сто тому назад, принадлежность к тому или иному сословию была впрямую вопросом выживания, а сейчас — ну да, комфорту больше, но это не вопрос жизни и смерти. И поведение архетипичное — под давлением "не поймут", "дал слабину". Все узнаваемо и стандартно. И так — на всех уровнях. Не со зла. Не мы такая, жизнь такая. "А что скажут люди?".

Другой вопрос в том, что Звягинцев — большой художник. И я увидел в этом фильме совершенно другие смыслы.

Сказать что это какая-то новая история? О произволе? О "надменности власть имущих"? Да я вас умоляю. Обычная матрица — местный князек и противостояние. Голливудская, причем, матрица. Да хотя бы "Придорожное заведение" с Беном Газзарой в главной роли — нет ничего нового. Или там нападки на РПЦ, ну-ну, пересмотрите что-ли Крестного Отца, особенно третью часть, ну и в конце первой при крещении ребенка — одновременно убийства. Да, кстати, если вы всерьез считаете что существуют эээээээ благородные бандиты, ну т.е. Дон Корлеоне типа там был что-то Робин Гуда — вынужден вас расстроить, обычный рэкет, расправы с неугодными, обирание населения, угрозы, убийства, избиения. Насилие = власти. Что поделать.

Основное отличие Голливудской матрицы подобных фильмов в том, что главный герой обычно всем выписывает люлей, и все довольны — добро снова победило зло. Причем, как я слышал, с местах, где снимали это кино подобный случай и произошел — ну т.е. человека запрессовали, но он пришел и пристрелил мэра.

Кстати, что могут прийти и пристрелить, это в голове тоже держится, так что как кому-то не хотелось, но прям такой полный, киношный произвол — редкое явление. Отоморозки — они на всех уровнях плохо живут. Тем более сейчас все стараются договариваться, но конечно "если вожжа попала" — то выносит всех, но это на всех уровнях бывает и я вас уверяю, что произвол и "вожжа" в каком-нибудь коллективе Макдональдса по накалу страстей может ничем не уступить показанному в Левиафане. Просто люди — такие, иногда действительно ведут себя как "говорящие животные", хотя все не так однозначно с человеческой природой.

Короче, что так может быть — как показано в фильме — верю.

Другой вопрос, что массовое кино — это давно уже не просто развлечение, и рассказ историй, а средство пропаганды и влияния, также как и СМИ уже очень давно ничего не имеют общего с информированием населения. И исходя из этого, конечно, многие рассматривают этот фильм как "идеологическую диверсию", а это просто кино, просто художественное высказывание.

И, конечно, с точки зрения "борьбы добра со злом", когда как и было в реале, и как мы видим в Голливудских фильмах (Майкл Корлеоне тоже плохо закончил) и держа в голове про "влияние" — я понимаю весь тот вал критики и негатива, который был вылит на этот фильм.

Мне бы тоже хотелось, чтобы Серебряков пришел и покрошил всех из ружья. Чистый Голливуд. Рэмбо мочит царька шерифа, Корлеоне замочен фатумом, Патрик Свейзи убивает Газзару, Шварцегеннер давит бревном хищника, ничего нового. Но смотреть приятно. Сюжетная матрица. В штатах исторически эта тема больная — страна вообще-то делалась людьми, уставшими от сословных перегородок Старого Света, не терпящими "упоения властью" — поэтому "прерия — закон, гризли — хозяин".

Критики много, я бы еще мог добавить про чисто киношные вещи, которые меня резанули, ну — это Звягинцев, он старой школы, и явно не П. Т. Андерсен — которому что есть актеры, что нет — а там и у Лядовой слезы набухают — в "переходных процессах", и лицами народ хлопочет, и камера, и монтаж, и вообще "ну кто так кадры сочетает".

Речь вообще-то о другом. Еще раз — Звягинцев действительно большой художник. И он действительно снял абсолютно библейскую историю. Ну просто вот такой материал. Который первым планом застлал всем глаза по типу "не забудем не простим, что водку из горла, за Россию обидно".

Нахрен.

История про веру. Все же просто, и сословность и "реалии России" — мимо — только инструментарий — все эти "институты власти" — просто сужающееся пространство вокруг героя — ну т.е. кто-то узкие коридоры использует, а Звягинцев использует нашу бюрократическую "Бразилию" в части нарастания абсурда бытия. Простая же история, если человек не верит — хоть во что-то, хоть в Б-га на уровне РПЦ, хоть в себя — на уровне "власть от Б-га", хоть в свою команду, хоть в "факты", если он не верит, если он замкнут на себе — он слаб. Любой конфликт — столкновение двух вер, столкновение идеологий, и если у кого-то нет веры, хотя бы в "факты", то и человека нет и он исчезает, что и происходит с героем Серебрякова. Ничего нового, все подробно разобрано в "Психолог в концлагере". Каждому будет дано по его вере — и если не веришь хотя бы в себя — то и тебя не станет. Ад — творится нами.

Все.

Вера — иррациональна. Вера дает силы. Вера иррационально дает силы. Вера — дает фокус и волю. Волю и представление. Новые миры и возможности. Потому что вера это всегда восхождение к чему-то — за твоими пределами. Мэр верит, что он особенный (иррационально), что он имеет право — вот он и мэр. А так и бывает в жизни. И иррационально мне мэр более симпатичен в своей цельности и в своей вере — у него есть позиция и он ее отстаивает, чем эта трава на ветру без руля и без ветрил в исполнении Серебрякова. Серебряков же не верит ни в себя, ни в Б-га, никому и ничему, все невнятно, все случайно, все без основы — и ему прилетает как Иову. Жизнь — жестокая штука, особенно если ты глуп и слаб. Это кино про это — про слабость и одиночество человека без веры.

Б-же, ну прямым текстом все определили в названии, прямые цитаты, подпорки по сюжету, прямые как шпалы символы!!!! АААААА!!!! ну нет же "не забудем не простим, очернительство, вашингтонский обком, пятая колонна, куда смотрел Мединский", тьфу.

Хорошее кино.
Бодхидхарма

Выживут только смыслы

95158_onlylover_f02cor_2013110405

Когда мы говорим про постмодернизм в кино - мы подразумеваем Джармуша.

Что-то носится в воздухе, у меня такое чувство, что все подошло к какому-то ощутимому пределу. Формы исчерпаны, игры в "все дозволено" - приводят к включению каких-то механизмов самосохранения, самозащиты на уровне человека как вида, надеюсь, скоро Триер будет снимать нежную анимацию )))
Я вижу как люди меняются, а люди меняются, находя в себе силы, открываются настоящему, отбрасывают внешнее, открывают себя любви, открывают в себе источники жертвенности, учатся отбрасывать ненужное, внешнее, все чаще живут отвечая на вопрос "зачем", а не "почему", потому что ответ на вопрос "Почему" - "захотелось" или "потому что", а вот ответ на вопрос "зачем", с "какой целью" - открывает собственно смыслы.

С моей точки зрения мы находимся в какой-то точке насыщения, всего "слишком", все устали, обязательно должен произойти возврат к гуманистичности, которая стремительно утрачивалась с момента начала буржуазных революций, с тех пор люди в массе своей имеют вынесенную волю, вынесенную систему оценок, проблемы с самостью, демонстрируют потерю какого-то базового морально-нравственного чутья, люди (при отсутствии осознанности) творят кумиров, поклоняются меняющимся богам. Демонстрируют массовые поражения в части этической сферы. И дело даже не в том, что "идут и убивают", а просто - лицемерие, рассматривание себя и других как объектов, а не субъектов течения жизни, ложь, любовь как торговля, отсутствие истинной жертвенности - связанной с выходом из своей зоны комфорта, отдачи, восхождения - приняли массовый характер. Потому что так проще делать бабло и продавать - когда система оценок "хорошо и плохо" - динамичная как мода и вынесена за пределы человеческого духа. Но капитализм в своем развитии тоже достиг предела - сейчас в развитых странах надо потрудится специально, чтобы умереть с голоду, или остаться без крыши над головой, сейчас женщине совсем необязательно быть в браке с нелюбимым мужчиной, чтобы элементарно выжить или чувствовать себя защищённой. Штаты, конечно, стараются, но все уже ясно. Соответственно человечество выглядит огромным, взрослеющим подростком, который "наигрался" и начинает задумываться - "а что дальше", "зачем", а ничего нового - самосознание, любовь, созидание и восхождение, только сейчас это перестанет носить маргинальный характер, как это было совсем недавно. Это исключительно мое мнение, хотя последние события, когда Крым аннексировали без единого выстрела - только одних из знаков намечающихся гуманистических тенденций.

Еще совсем немного, и произойдет переворот, я так чую. Я скептически отношусь к темам "Эры водолея" и так далее, но что-то точно грядет. И это что-то потребует нового от творцов. Чего? По моему четкой гуманистической идеи при максимальной выразительности. Идеи. Радости. Счастья. Сорадоствования. Радость и счастье - естественное состояние человеческого духа, но так получилось, что современному миру совсем не выгоден человек радостный, человек удовлетворенный собой, такому человеку уже ничего не продашь ))) поэтому система оценок через масс-медиа максимально выносится за самость, навязываются внешние нормы в стиле горечи Сартра и Набокова о мещанском понятии "счастья", отдаляя человека от осознания сценарности и уникальности собственной личности - души, делая его вечно несчастным и неудовлетворенным, но субъектом экономических отношений. Отмечу, что страдания еще никого не сделали лучше, это т.н. пораженческая мудрость, выход из зоны комфорта - не есть страдание, это другое, а просто страдания, в которые современные люди погружают себя и окружающих в воинствующем солипсизме внушаемой "индивидуальности и неповторимости" - это все только калечит и разрушает. Нет света.

А авторы? А искусство? А творцы слишком заигрались в постмодернизм и потакание животному в человеке, заигрались в оправдание животного в человеке. Доходит до анекдота - показать боль, страх, тревогу, опасность, раздражение на экране - не вопрос, но! это все вещи животные, на уровне первой сигнальной, а просто снять как мужчина смотрит на женщину - есть вопросы. Сейчас практически невозможно увидеть в кино простую сцену - мммм ну например парень и девушка едут в машине, солнце, девушка примеряет очки от солнца и выглядит ужасно милой, он улыбается ей, она улыбается ему, на выходе получится или реклама очков или реклама автомобиля ))) , а ведь Лелюш в "Мужчине и Женщине" делал это все вполне достоверно и про современников - и до сих пор мы смотрим и радуемся, и фильмы "Золотого века" Голливуда - тоже хранят это. А сейчас все т.н. "авторское и фестивальное кино" - это только про "тщетность жизни" - потому что это очень просто, но немного инфантильно, а чистые, светлые эмоции - требуют глубоко личного, достоверного опыта, и работы - вне "клише", которые "затасканы". Из последнего, где режиссер справился - это, конечно, About Time. И Терренс Малик в фильме "К чуду", на уровне отдельных мизансцен. Конечно, радость и счастье, очень сильно инфлированы массовой культурой и "дизайнерским подходом к изобразительности", но я считаю, что это только следствие того отсутствия смыслов и истинной радости в которых находится современный человек с вынесенной системой оценок и удовлетворенности - откуда взяться личному и достоверному опыту? И Лелюш, Антониони, Годар, Хуциев, Иоселиани - все-таки еще отражали свет "Прекрасной Эпохи", а современные авторы уже светят другим светом.



Почему так уже почти невозможно сделать? Ничего сложного же. А не выходит. Авторы светят другим светом.

Я повторюсь, с моей точки зрения цель настоящего искусства - именно что прямая адресация к духовному началу, которое есть в каждом человеке. К живому духу. Адресация через гуманистические ценности. Привнесение чего-то. Со-радости. Реализация возможности стать подобным богу, так как мы все равно все - по прямому образу и подобию. Несение именно что света. И это, по настоящему, затрагивает многих.

А Джармуш, Джармуш просто остался в прошлом.

Он все также играет в постмодернизм. А постмодернизм это именно что игра, но рассчитанная на подготовленного зрителя, который как ребенок выберет в произведении искусства свои "кубики" и построит свою картину. Практически весь Джармуш таков, ну может за исключением "Пса Призрака". даже Триер занимает другую позицию - он пытается донести какие-то идеи, насквозь от современного мира без норм, без капли иронии, но он пытается проявить хоть какую-то авторскую позицию, а Джармуш просто снял удивительно красивое, но бесконечно пустое кино.

Джармуш просто рисует акварелью на зеркале, гениально местами рисует и просит заглянуть в это зеркало зрителя. И кто-то увидит в его фильме Рильке и путь любовницы, как мой худ-рук ))), а кто-то как я - увидит просто пустую отражающую поверхность. Нет, я отдаю должное, я считываю привычно знаки, коды, символы, я из тех, кто помнит кому Шекспир посвятил строчку "когда так просто сводит все концы удар кинжала", но что толку? И я не считаю, что произведение искусства должно быть непонятным, это теория струн должна быть непонятной, а кино, адресующееся к духу, должно считываться, потому что есть универсальные интерфейсы, отсюда собственно понятие "языка гениальности". А если - непонятно - то это радость ума, а не души.

Печально, что в фильме "Выживут только любовники" потенциально заложены прекрасные смыслы, но на выходе мы получили примитивную историю про двух декадентствующих вампиров, которые вроде людей и презирают, но кровь пьют только донорскую, и все они такие тонкие, такие творческие, как прямо бесконечно рефлексирующие герои Вуди Аллена. И вроде любят друг друга, но живут на разных концах света, и все ружья первого акта не стреляют, и все как-то впустую в части истории и символов, как бесконечная прелюдия без самого секса, какой-то пустой разговор, и дело не в том, что нет событийности, а дело в том, а что всем этим Джармуш хотел сказать? Ну, допустим, смыслы "Мертвеца" тоже нужно за уши притягивать, но это были 90-е - совсем другая эпоха, а сейчас уже другое время, о чем я и писал в самом начале. И ничего не спасает, ни прекрасная режиссура, не идеальная картинка и передаваемое настроение, потому что все лишено смысла по самой истории, которая заканчивается в стиле "сколько волка не корми, он не будет мимими", смешно, гора рожает мышь и рукоплескать этому в псевдоинтеллектуальном экстазе я не намерен.

Новое время требует уже четкой позиции автора. Уже недостаточно просто смотреться в зеркало, "что ты там хочешь увидеть?", от автора требуется именно что позиция, его "своя строфа", именно что в рамках гуманистичности, чтобы зритель мог смотреть и видеть.

Автор больше не имеет права на смерть через самоустранение - это слишком просто.
Бодхидхарма

Нимфоманка 2

1888604_676900892348703_121527105_n

Какой-то перелом. Глядя по сторонам понимаешь, что в рамках изобразительности достигнуты какие-то физически ощутимые пределы. Работа с формой, работа с "киноязыком", превратившаяся в самоцель, саму себя и хоронит.

Вторая часть Нимфоманки Триера - великолепна с точки зрения режиссуры. Просто, по новеллам, по кадрам можно вставлять в учебники по кинематографии. Триер достиг небывалых высот. Первые минут пять второй Нимфоманки в части монтажа и передачи настроения - практический идеал. Символьная система - нет слов, во всем фильме.

Идеально. Если первая часть у меня вызывала некие вопросы, то вторая часть выглядит абсолютно филигранной.

И абсолютно бессмысленной.

Поэтому я и говорю, что перелом. Не в курсе в части "Эры Милосердия", но что-то такое в воздухе носится явным образом, когда невозможно уже "ехать" на форме, без какого-либо внятного содержания. Ну ОК, это вопросы уже к последнему фильму Джармуша, но Триер пихает и пихает в свои идеальные формы все признаки "Смерти Европы" и вообще.

Если первая часть выглядела идеологически какой-то бесконечной подростковой фрустрацией на тему женщин, выглядела прямым оскорблением женщин, то Б-же мой, во второй части Триер даже втиснул какую-то идеологию и объяснения всего происходящего.

Хех, ничего нового. Классика в части "права на самоопределение" и "самовыражение".

Это все очень забавная история. В целом, в мире около 7 миллиардов людей. Каждый уникален. У каждого строго индивидуальная душа. Да, практически никто не поднимается до "высот духа", но чаще всего по причинам элементарной душевной лености, и так далее. Душе, ей тяжело, в тисках тела и сознания ))). И если мы говорим о гениях уровня Толстого, или Микеланджело, то их работы продолжают приковывать взор по причинам их выхода на какой-то мета уровень, на уровень языка гениальности, который одинаково воспринимается миллиардами. Потому что при всех отрицаниях всех норм, нормы - есть. Черное и белое - есть. Что правильно, а что неправильно - есть. Ничего не меняется, круги ада от Данте и заповеди - это универсальные правила, того что верно, а что нет. Не убий, не твори себе кумира, ищи себя, не следуй чужим правилам, не лицемерь. Все просто.

А Триер встает в позицию - а давайте обсудим, например, заповедь "не убий". И на полном серьезе делает это.
В моих неких заочных дискуссиях я иногда теряюсь, ну т.е. дело дошло до того, что в современном искусстве дело отрицания норм, правильного, неправильного, черного и белого дошло до того, что в рамках сценарной работы на полнейшем серьезе предлагается разбирать и фактически оправдывать "богатый" внутренний мир убийцы, лицемера, вора и так далее. Все мои возражения в части, что есть же поступки и события, которые носят однозначно плохой характер, ну, например, когда сжигали деревни с жителями, или преступления холокоста, "неееее, давайте разберем сложный внутренний мир сотрудника конц. лагеря". Я понимаю откуда все растет, с моей точки зрения все дало свои всходы, в части кино, в рамках неореализма, где зло стало выглядеть мммммммм привлекательным, что-ли. Понятным. Близким. Но есть же вещи, которые не могут быть приняты? "нееееее". Так и живем. Все принимаем. Все оправдываем. Давайте обсудим богатый внутренний мир вора и предателя? Он же так видит! Он так хочет! У него же было тяжелое детство! Что приводит к тому, что в Европе скоро легализуют педофилию, а что такого? все же имеют право на самовыражение, при этом императив заведомой беззащитности ребенка перед взрослым - не принимается во внимание, а чего, норм-же нет, давайте обсудим богатый внутренний мир педофила.

Так и Триер во второй части уже предлагает обсудить богатый внутренний мир женщины, которая отказалась от своего ребенка и чье поведение практически привело к его смерти. А что такого? Она так хочет жить! Она так хочет самовыражаться! Страшно. Я много раз писал, что законы в части гуманистичности они про выживаемость в широком смысле, о какой жизненности мы можем вести речь в данном случае? Ни капли стыда, ни капли вины у героини - нет, "она так видит", т.е. Триер так видит, а Генсбург просто играет свою роль. Причем даже нет этакого "подмигивания" автора, ну типа "мы же знаем, что это все как-то неправильно", неа, все на полном серьезе, что по настоящему и страшно. Триер - просто плоть от плоти современной цивилизации, где душа и болит, прозак на первом плане, нет любви, и все несчастны. Но зато самовыражены! О ДА! )))) Б-га же нет, норм тоже нет, и все дозволено!

Я недавно писал статью про евреев в Голливуде. Столкнулся с фактом, что практически все фильмы "Золотого века" Голливуда были сделаны евреями. И что мы видим в этих фильмах? Что кошку называют кошкой, что черное - это черное, а белое - это белое, что мужчины мужественны, а женщины женственны. От "Унесенных ветром" до "Бульвара Сансет". И смотрели, и смотрят и будут смотреть эти фильмы. Потому что они близки каждому, душа-то знает, что нормы - есть. Это очень интересный эффект понятия еврейства, которые в качестве этноса, Традиции, сохранили себя. Почему? Евреи это люди Книги - "в начале исполним, а потом постигать будем" - в части Торы, а не будем рассуждать "а зачем это нужно", собственно история жертвоприношения Исаака - ровно про это, поэтому и сохранили себя. Конечно, история "выживания любой ценой" породила омерзительный эффект "жидовства", что и привело, по сути, к холокосту, но евреи, предоставленные сами себе, быстро делают Меркавы, превращают пустыню в сад, создают реально действующую справедливую социальную систему в рамках национального государства и снимают отличные фильмы - где зло преходяще, а добро торжествует. Потому что еврейский человек, это вообще не вопрос крови, это вопрос морально-нравственного императива, норм, где черное - это черное, где есть понятие жертвенной любви и радости от созидания. А это все залог сохранности и истинной жизненности. Как и в простой жизни человеческой.

А Триер все хочет и хочет обсуждать и дискутировать на тему заповедей, а чего спорить? что обсуждать? С таким же успехом можно оспорить физические законы. Смешно и нелепо. Если мы взглянем на настоящие произведения искусства в части кинематографа, то это фильмы, которые про "вечные ценности", про гуманистические идеалы. Поэтому подход неореализма, который перенес на экраны внешнюю форму привлекательности зла, с одной стороны дал жизненность в части неоднозначности происходящего, что привлекло зрителей, но увлекшись формой - по сути потерял зрителей, которые все равно хотят видеть как кошку называют кошкой и что зло получает по заслугам, а не рассусоливается на полтора часа экранного времени "понять и оправдать". Зло не имеет оправданий, человек - то что он делает, героиня Триера являет абсолютное зло в своей жизни, по поступкам своим, разрушая чужие семьи, отказываясь от ребенка, о какой жизненности мы говорим?

О чем мы говорим? О позиции автора? Когда он оправдывает такое поведение на детском уровне "а вот если бы на ее месте был бы мужчина, никто бы слова не сказал" - тоже вопрос, что женщина, что мужчина в рамках следования своим страстям и тяге к чувственным удовольствиям, доведшие своего ребенка почти до смерти, оставив его без присмотра - и те и другие ужасны. Не говоря о том, что кобелизм тоже не есть хорошо, так как не приводит к созданию двуспинного животного в рамках семьи, не приводит к нормальным детям. Какой-то животный взгляд на людей. И если Триер всерьез так считает, что он может оправдать такое поведение героини таким детским и наивным финтом в части "а вот если бы это был мужчина" - то печаль и полное отсутствие норм и жизненности.

Я уже промолчу, что женщина никогда не может стать равной мужчине, потому что несет в этот мир новую жизнь, дарит любовь и стоит выше мужчины, и Триер опять не удержался и смешал женщин с дерьмом - приравняв их к мужчинам, и такой подход не спасет никакой монтаж и игры с формой, потому что пустота и нет жизни, по сути, в этом кино.
Бодхидхарма

Жасмин

1383440_10152148504514817_808578975_n

Жизнь проста. Так и запишите в свои дневнички. По своему течению проста: "он сказал, она сказала". А ответы на вопросы "почему" - по ведомству Пруста и господа Б-га.

Все происходящее - как личное дело каждого, именно что "расходящееся волнами" -влияя на других, но и на самого себя.

А Вуди Аллен - гений, он безжалостно продолжает препарировать природу людей, которые бессмысленно живут. Я бы сказал, что Вуди - от неизбежной еврейской рефлексии и поиска идентичности - приблизился к воплощению Сартра на экране.

Вуди Аллен - безжалостен. Что в "Вики, Кристина, Барселона", что в "Жасмин", он с хирургической точностью препарирует современную жизнь. Он не показывает на экране ничего нового, он показывает саму жизнь, ту символьность, архетипичность, которая одинакова для всех стран и континентов и которую мы видим вокруг себя каждый день: бессмысленное и профаническое проживание, "цивилизацию страуса" - когда люди смотрят на фасады - на имитацию реальности, но они не хотят видеть саму реальность, довольствуясь "признаками".

"Жасмин" - очень глубокое по своим смыслам кино и Кейт Бланшет - божественна в главной роли. Божественна в рамках достоверности. Б-же, да Вуди Аллен просто явил миру очередной архетип - знакомый каждому - архетип человека, который не хочет жить - который не хочет видеть сложности жизни. Архетип "женщины -приза" - которую "балуют", но к которой и относятся как к вещи - дорогой детали интерьера, которую "завоевали", "выкупили", и женщина не то что смиряется, а даже с радостью принимает эту роль, потому что средства массовой информации уже больше сто лет вдалбливают (чтобы увеличить продажи) "признаки счастья", увы, это очень современная героиня - мы видим вокруг таких людей. Современная героиня - это не Вирджиния Вульф, не женщина созидающая, хотя бы новую жизнь - по природе своей, это женщина, живущая по принципу "ведь я этого достойна", "я - женщина, меня все должно только радовать". Жасмин - да - это "а что будет дальше" с героиней "Великого Гэтсби", которую "выкупили" в свое время "своим кругом" и ожерельем.

Знаете, есть масса психологических опытов, которые упорно демонстрируют, что если людям или случайно, или по "праву рождения", "приваливает", они начинают на полном серьезе задумываться о своей "особенности", о своем "божественном предназначении", о своем "особом пути и превосходстве над окружающими" - "я - нормально с простыми людьми". Весь мир - это чистый "Стенфордский эксперимент", распределение мещанского счастья происходит дисперсно, но это - такие приманки темной стороны, просто уроки для самосознания. Как говорится - "рождение в богатой семье - огромное испытание - по сути своей", хотя вроде, кажется, что все наоборот.

Жасмин - очередная женщина - калька из "Вики-Кристины" - которая привычно клюет на внешнее, не на настоящее, в очередной раз на соответствие "мещанским клише" - "я хочу тебя баловать", "дом - полная чаша", "покупки на пятой авеню", феерический секс, романитическое знакомство (по всем правилам), и так далее и тому подобное. Это же и есть счастье? Оказывается - нет. Оказывается нельзя воспринимать себя вещью - надо что-то представлять из себя - быть способной к изменению материального и духовного мира - быть Женщиной, а не играть в женщину, счастье не в игре и в обмене, оказывается есть реальность, столкновения с которой Жасмин не переносит - в прямом смысле. Она же реально не может понять "все же было хорошо" - да, фасадно - да - просто отлично, она была, по сути, домашним животным, которое просто "баловали", но именно таковы клише проживания в современном мире, что именно это и является "образом результата" для массы женщин. А смерть, старение, разорение - это существует в каком-то другом мире, не в их персональных "матрицах". В результате, мы наблюдаем массу "вышедших в тираж" женщин, которые просто ничего из себя не представляют, которые продолжают в свои 30-35-40-45 вести себя как дети, которые искренне не могут понять "как так", почему им изменяют?, почему их бросают? - а что удивляться - какое "прорастание друг в друга между вещами?" - ведь и мужчины, в такого рода профанических отношениях - не лучше - "жене не должно быть больше 30-ти лет" - слушал я и такие сентенции, а женщины - искренне не могут понять, почему "все пошло не так?" - а все пошло не так изначально, когда такая женщина отказалась от "самости", от личностных и сутевых проявлений, и согласилась на "внешние признаки счастья". А от "детей" - действительно ничего не зависит - "судьба", "так вышло", и так далее - они ни в чем не виноваты, профаническое = инфантильное проживание, ведь от ребёнка ничего не зависит. Ответственность - это взрослая история.

И это кино не про столкновение "социальных слоев", это кино про столкновение жизни и фасадов жизни, про тест, который пройдет каждый на то, что он/она представляют из себя, не в части "декора", "искусства", "фотографии" (Б-же, как узнаваемо и знакомо), а по самому большому счету - даже просто в умении видеть в своем мужчине субъект со своей свободой воли, а не "балующий" объект, не говоря уже не про "профессию", а про просто соответствие классическим женским ролям - в части рождения детей, "питания", "поддержки" своего мужчины - и так далее - но ведь это тоже "отдача и работа", а "женщины - призы" - совсем не про это.

"Жасмин", да, во многом социальная история, но ведь и сестра Жасмин - идет ровно по такому же пути, правда "признаки счастья и настоящего мужчины" - у нее немного другие, но не суть, не суть совсем.

И что в итоге? Вуди Аллен не оставляет надежд, на "преобразование", на "трансформацию", героиня Жасмин - не женщина, которая умеет работать над собой, ей просто это было совсем не нужно, нет привычки, она привыкла жить во лжи и по лжи, когда ритуалы и признаки статуса - от одежды, до поведенческих привычек - заменяют суть и жизнь. Когда нет - главного - нравственного закона - тяги к созиданию, тяги к рассмотрению жизни как сложнейшего переплетения - максимально внимание к ритуалам - к фасадам - к статусной символике - к сутевой лжи, и Жасмин привычно лжет в новых отношениях и.... фиаско. Потому что нельзя врать. В первую очередь - самому себе. Я не склонен осуждать "чувака на БМВ" - просто нельзя врать на входе, это миф, что "если любишь - примешь любым/любой" - потому что ложь уже противоречит самой жизненности, про что собственно и есть любовь.

Вуди Аллен, желчно и жестко показал "пластмассовую" жизнь, и что происходит с людьми в мире "фасадов", когда "просто так вышло", с людьми, которые не понимают, что это "не так вышло", а они сами являются причиной происходящего.

В этом фильме, масса неживого, самый живой - простой парень - из гаража - мачо, который просто любит, и рыдает прилюдно, настоящая боль - всегда жива, и сестра Жасмин возвращается к нему, хотя вроде все "не совпадает", но он - живой.

А сама Жасмин - так и не попадает в жизнь, и окончательно "выпадает" в виртуальный мир своих воспоминаний о "былом счастье", она так и не хочет жить, и путь ее - в неизвестность, во, вроде бы открытом финале, этого прекрасного кино.
Бодхидхарма

К вопросу об американской мечте

1238127_233782363441386_845862951_n

Я посмотрел кино - "Кровью, потом и анаболики" - отличный перевод ))) названия Pain & Gain.

Это интересный случай. Майкл Бэй - автор. Но при этом — режиссер "Армагеддона", "Скалы", и трех "Трансформеров".

По моему - все ясно. Но вот этот творец, крупнобюджетного развлекалова, решил снять что-то ммммм камерное. Все должно было получиться. У меня даже знакомый работал на площадке и докладывал, что все будет круто.

Не получилось, хотя Бэй честно старался. У меня нет претензий к создателям, они допустили только одну ошибку, о которой я скажу позже.

О чем кино? О трех качках, которые похищают своего богатого клиента и "вытаскивают" из него все его активы. Ну дальше деньги заканчиваются и они идут уже на убийство.

Обычная криминальная история.

С одним замечанием - все основано на реальных событиях, история из 90-х.

Кино и кино, прекраснейше снятое, отлично просто. Можно отдохнуть и разгрузить мозги, пока на финальных титрах не показываются реальные участники событий, двоих из которых уже казнили.

И ты понимаешь, что это происходило на самом деле. И тебя накрывает.

Я не в курсе, что собирался точно делать с реальным сюжетом Майкл Бэй, и это очень бросается в глаза. Возможно он хотел сделать назидательную историю про вред анаболиков, или просто показать трех "тупых качков", я не знаю. Но на выходе получилась сокрушительная сатира.

Практически весь этот фильм это реквием американской мечте. Еще похлеще чем знаковый фильм "The Joneses". На экране мы видим трех мощных мужчин, которые катастрофически несчастны. Потому что у них нет того и того. Которые увязывают свое счастье с обладанием.

И они - огромные, здоровые, при работе - несчастны. Потому что у них нет признаков американской мечты - дома, положения в обществе, много денег.

При этом в их головы не заложены "нормальные" пути - колледж, ежедневная работа. Нет! Они несчастны, потому что не получают "все и сразу".

Майкл Бэй безжалостно высмеивает все современные пути получения всего и сразу - курсы "позитивного мышления", торговлю "левыми" страховками, пути успеха с женщинами - "я снимаю кино" (гыгыгыгы) или "я - агент CIA".

По факту, нам показали трех взрослых, перекаченных детей, которые искренне обижены на мир, потому что он им не отсыпает сторицей, просто так не отсыпает! А они же "верят в Америку!". И они начинают похищать и убивать других людей.

Это тоже важный момент, а что делать т.н. "обычным/маленьким" людям в современном мире? Не у всех есть способности, даже на "кукурузный колледж", но маркетинговые коммуникации талдычат о том, что "вы этого достойны", и без набора дом/машина/бабло — ты вообще не мужчина. Но ведь каждый уникален, но масс медиа сводит уникальность на ноль! И кто грустит, кто, как в этом фильме, идет на преступление. Кто-то бухает, но может ускориться ))).

При этом, первая жертва в фильме - весьма неприятный еврей средних лет, но который всего добился сам - ежедневной работой, пахотой, риском для жизни - работая в Южной Америке, который им прямо говорит "почему вы не пойдете в колледж?". Но нет. Это не приходит в их головы. Майкл Бэй просто показывает типичных жертв смыслов общества потребления - "счастья через обладание", "получения всего без усилий", чей жизненный подход, обычно заканчивается утуханием, когда происходит встреча "с самим собой", но у них действительно слишком много анаболиков, и они просто решают взять все силой.

Результат - печален. Смерть и разрушение. Потому что без работы, без усилий — хорошо не бывает, таков Б-жий промысел, "рывком" - детское проживание и ожидание. И это распространенная история, мне тут недавно жаловались, что молодежь не идет не то что в инженеры, а в ИТ! Все идут учиться на чиновников ))) Все тоже самое - мир дает образцы получения всего и сразу. Не АЮ или Каспер - современные герои России, а чуваки, которые "делают дела" на Сочи и бюджете. Делают "рывком", не созидая.

Все в этом фильме едко и точно. Сатира. Особенно хороши сцены с курсами "позитивного мышления", но Майкл Бэй полностью промахнулся с кастингом. И это привело к некоторому недоумению от просмотра этого кино.
Два ключевых актера - Волберг и Джонсон - два примечательных героя боевиков, но... это положительные герои. Они - как актеры - не великие, поэтому они просто "едут" на своих "неиграбельных" качествах ))) из фильма в фильм едут. Они - на своем месте положительных персонажей - прекрасны. Но.... они по сути своей, личностно несут в себе именно что "положительное обаяние", они - "хорошки", а актерского таланта не хватает для перевоплощения.
Например, Аль Пачино - типичное отрицательное обаяние и он к месту в "Лицо со шрамом" - веришь во что этот человек делает на экране. А в Волберга и Джонсона.... неа, не веришь. Просто два обаятельных мужика, и не веришь. И это единственный, но и ключевой недостаток этого кино. Кастинг. Поэтому фильм и не получился.

На финальных титрах нам покажут реальных злодеев, там - сразу веришь. К Ламброзо не ходи. А эти двое - слишком плющевые. А с другой стороны? Ну кого с отрицательным обаянием типа Гэри Олдмена можно из нормальных современных актеров припомнить? Одни положительные герои боевиков и они "спасают мир" плюс чистая проф деформация от режиссера "Армагеддона" ))).

Хотя... Майклу Бэю нужно было просто дойти до любого спортзала и отобрать себе актеров среди тренерского состава ))).
Бодхидхарма

Вики, Кристина и так далее



Я не самый большой фанат Вуди Аллена. Но я его очень уважаю за привнесение собственного стиля. Собственно это и является свойством любого настоящего творца. Как это бывает? Ну идешь по Пушкинскому — и все понимаешь, каждый автор — свой неповторимый стиль. Сразу понятно, где Миро, а где Ренуар ))). И так во всем, по настоящему великом. А постмодернизм придумали трусы ))).

Тоже самое с Весом Андерсеном, или с нелюбимым мною Тарантино, но достаточно посмотреть минут пять — без звука и титров — сразу видно, кто это делал, потому что есть свой стиль. Примерно как в классике — "прочитайте страницу и сразу ясно, писатель перед вами или нет" ))). Примерно как стоишь на улице, куришь, думаешь о своем и скользишь взглядом по проезжающим машинам и вдруг "опппп" — проехала Ламборджини ))).

Как и каждый великий творец, каждый великий художник — стоит на предыдущих культурных традициях и стилях в их принятии и изучении, чтобы потом сделать усилие, усилие души, тогда и является собственный стиль, и уже ты смотришь и твоя душа говорит "Ах! Потому что именно так все и устроено. Так и в судьбе каждого человека. По какому-то высшему замыслу. Только коды и знаки внутри каждого в постоянном самостоятельном изучении с результатом — в осознанности своих реакций на разные ситуации.

Свой стиль — важнейшая человеческая история, за пределами любого выставочного зала. Собственно в этом и проявляется человек, по сути — за пределами чужих архетипов и образцов, благо средств самовыражения сейчас — километры. Свой стиль является именно что обязательным признаком осознанной личности.

Можно изучать чужие культурные коды и получить на выходе прерафаэлитов и импрессионизм, или можно отказаться от этого и получить игры в искусство в стиле Уорхолла. Все как в судьбе каждого. И постмодничтическое ковыряние в чужих слоях, без сутевого создания своего — еще не самое страшное. Дэмиена Херста никто не отменял ))).

А с людьми получаются забавные вещи на выходе. В принципе, писхоанализ, являет всего лишь орду донов хуанов в части "пути к себе", по сути — открывая и интерпретируя "слепое Я" — что помогает человеку именно что в осознании себя, в результате — помогает обрести свой неповторимый личностный стиль принимая и понимая себя. Сценарность. А потом уже возможна и радость от созидания и творчества. И индивидуальный Пушкинский — где-то рядом ))).

Осознание собственного переплетения и делает нас взрослыми и счастливыми. Иногда на это уходит вся жизнь, а иногда осознание не достигается. Логически рассуждая — существование вообще бессмысленно, выход — в осознании своей души, в радости творчества и созидания, в обретении собственного Я, собственного стиля. Это — настоящая роскошь и путь к истинной радости и счастью. Не все справляются, подменяя все функциональным подходом и статусными вещами, счастьем через "так принято" и "все так живут" в рамках чужих архетипических образцов "счастья через обладание", во всех смыслах. Не все справляются, потому что по настоящему — сложно, осознанность — вообще сложна, потому что приходится самому себе, честно , постоянно отвечать на вопрос "почему и зачем". Необходимо по настоящему принять себя — живым, во всех своих достоинствах и недостатках.

А так — как правило, судьбы многих являют именно что детское проживание, в части зависимости от внешних обстоятельств и мнений. И от ребенка — ничего не зависит! "Я не причем, это они все сами".

Конечно, люди только почти как боги ))) поэтому буквально все от нас зависеть не может, но взрослость подразумевает отдавание себе отчета в том, что от тебя зависит что-то, что ты можешь влиять на мир своими делами и словами, своими проявлениями, но в начале ты осознаешь себя — как "кем влиять" и "что ты можешь", а вот потом — радость и счастье от созидания, но и ответственность за свои дела и поступки.

А девочкам… девочкам очень нравится кино "Вики, Кристина, Барселона".

Это печально. Потому что это кино от мудрого, но желчного Вуди Аллена. Он совсем не девочка. Вуди Аллен — это ходячая фига в кармане. И это кино — просто едкая сатира на то, во что превратилась современная жизнь и отношения в современном мире. Это ровно история в стиле "Американской Трагедии", которая в новейшей интерпретации "Матчпоинта" не несет в себе назидательности в части "зло наказано", Вуди там просто показал, что нравы — не поменялись, что социальное расслоение двигает людьми за неимением других внутренних пружин, кроме животного стремления приобщиться к власти и деньгам как источнику "счастья". Вуди Аллен просто едко высмеивает эти — по сути средневековые подходы. Тогда — это было оправдано. Половина населения выживала, другая половина удерживала власть через насилие. Вся новейшая история мира посвящена бегству из этой ловушки "выживание/насилие", но тысячелетия и тысячелетия слишком тяжелый груз, чтобы вот так просто отказаться от привычных архетипов.

Бесконечное стремление к социальному неравенству являет именно что коллективное бегство хоть в какие-то внешние смыслы. Это нормально. Иметь, а не быть. Хотя с момента фактического построения обществ благоденствия, когда люди в развитых странах не умирают с голода, при минимальных усилиях со своей стороны, все это лишено смысла. Нет, я сам люблю хорошие вещи и комфорт, но в этом-ли счастье?

Основное достижение последних веков именно в том, что смыслы простого выживания уже не актуальны, но люди, за неимением осознанности, бегают по привычному кругу и убивают ради этого. Про это "Матчпоинт". Про торжество "животных регистров". Будет-ли счастлив главный герой, попав в "высшее общество", убив, ради этого? Я не знаю. Кому-то и этого достаточно. Когда душа спит.

А в "Вики, Кристина, Барселона" Вуди Аллен, победив своих внутренних демонов в стиле "Пули над Бродевеем", просто рисует очередные сатирические картинки действительности, которые знакомы каждому, узнаваемы каждым. Он просто безжалостно демонстрирует архетипы текущего коллективного бессознательного , задерганного жизнью и внутренними проблемам.

Он безжалостно рисует картину про игры "взрослых детей". С узнаваемыми типажами. Вики — девушка — "хочу чтобы все как у людей", Кристина — "творческая личность вечном поиске идеальных отношений и вечно неудовлетворенная", их хозяйка — женщина средних лет, которая просто хотела в свое время, чтобы "все было нормально", и которая, в результате, просто не любит своего мужа и ощутимо несчастна. Прекрасный Бардем — типаж мужчины, страдающего от болезненной зависимости. И только героиня Пенелопы Круз честна со всеми — она просто неподдельно безумна.

Вуди Аллен просто издевается. Он просто жонглирует архетипами. Испания, знойные мужчины, отели, частные самолеты. Он безжалостно показывает пустоту проживания жизни в стиле простого удовлетворение своего "хочу" в моменте.

Симптоматично, что герои, по сути, ничем не заняты. "Каталонское самосознание", кино на 12 минут, фотография. Но при этом столько прекрасного вокруг — Гауди, отец главного героя — поэт, природа, море, Миро.

Сама картинка показывает примеры собственного стиля вокруг, подталкивая героев к самим себе, к осознанию себя, но нет. Это все только антураж для них и способ "выпендриться" в части псевдоинтеллектуальных забав.

Недаром и Бардем, как художник, являет карикатурную версию современного "творца", разбрызгивающего краску из ведра на холст. Современное искусство.
Игровое проживание, детское проживание, когда нет ни морали, ни нравственности, ни самих себя — и показано в этом, по сути, печальном кино. Когда все — "просто так получилось", естественно! от детей вообще ничего не зависит.

И Б-же, какие узнаваемые типаж! Креативный класс во всей красе. Типажи современных женщин — детей, которым "завтра замуж, потому что так принято", но которые, по факту, отдаются первому встречному. Какая из нее будет жена? Мать? Зачем это все? А нет ответа — просто "ей захотелось". Бери от жизни все! Конечно, она испытывает чувство вины. А вина — это вообще очень детское такое переживание, как сладостный способ получения дальнейших индульгенций. Что толку в чувстве вины Вики, если она уже выйдя замуж (зачем тогда, интересно?) опять ищет общества Бардема? Кристина — тоже распространенный типаж "творческой женщины", она — не понимающая себя и бесконечно несчастная поэтому, находящаяся в вечном поиске внешнего, в поиске "идеала", а это бесконечная история, когда самой личности в цельности своей нет и не предвидится. Никто не хочет жить в этом кино. Никто не хочет быть взрослым. Имитация жизни, игра в жизнь.

И все несчастны в итоге. И хозяйка их несчастна, и Вики, летящая домой с явно нелюбимым мужчиной, чтобы "строить семейный храм" и Кристина — в вечном бегстве от себя в поисках внешних факторов для счастья. Грустное, но очень правдиво-едкое — по современным типажам — кино.

Но многим очень нравится. Ведь можно это все рассмотреть как историю двух девчонок, которые круто "оторвались" в отпуске, отлично провели время и классно потрахались. А по мне — Вуди Аллен просто показал "жизнь в зоопарке", безжалостно высмеивая и препарируя людей без цельности внутри. Он на примере хозяйки показал к чему это все приводит, когда годы прошли, и люди осознают себя не с теми людьми и что вообще — жизнь очень короткая и бессмысленная штука, особенно если ее проживать фактическим ребенком со спящей душой.
Бодхидхарма

Из комментов к предыдущему посту, TBC )))

71753_393871890696131_1097226056_n

В ниже приведенном тексте, действительно, есть излишняя няшность, этакое такое излишнее смирение. Можно понять все неправильно. Никто никого не призывает "терпеть".

Речь идет о другом - речь о том, что я писал много раз: только цельная личность - осознающая причины своих реакций и "зависимостей", свободная от разного рода "триггеров поведения" и архетипов - способна к настоящим отношениям. Потому что настоящее, это когда происходит осознание своего истинного Я в классическом Юнговском "переплетении".

Короче, когда реально и самому по себе в кайф и самодостаточно ))) - внешние подпорки - партнеры которые просто функционально обслуживают, или играют роли мамы/папы плюс дают всякого рода компенсации, когда всего этого именно что функционально не нужно, тогда можно встречаться ))) потому что есть "кем" и с кем ))) И ты встречаешься, потому что действительно интересно и по настоящему волнительно (а потом - близко и гармонично), а не "обслуживающе"!

Текст, в основном, именно про это. Не про терпение, не про излишнее смирение.

Текст именно что про осознанность. Да, конечно, можно в любые истории играть - главное - осознанно, понимая, на какие кнопки "нажимаются". Но собственно речь и идет об осознанности, как искомой свободе от кнопок. Хотя, можно и осознанно этим наслаждаться ))).

Но! как показывает практика, после осознанки, понимания, тех самых Юнговских "демонов", когда ты четко осознаешь как и кто, и чем на тебя воздействует, или почему ты, по сути, терпишь полную хрень, и даже получаешь удовольствие (!) (таково устройство психики), когда приходит осознание, какие внутренние страхи и травмы просто обслуживаются - оуууууу, тогда реально все очень круто становится. И "в сад" прилетает просто моментом. "Все в сад", как правило. Нажиматели кнопок становятся не востребованы ))).

Но это все действительно не про изменение "другого человека", люди уж - какие они есть, это все про персональную встречу.... с собой, в первую очередь ))), а вот потом уже можно встречаться и с другими.

Добавлю немного про ужастик мммммм восприятия мира, как набора "людей как функций", есть масса теорий и практик почему так происходит, но это происходит. Кто гены винит, кто детские психотравмы, с застреванием на "доморальной фазе" но люди реально - как пони бегают по кругу, и это очень распространенные паттерны!

Это этакий распространенный ужастик, когда люди могут зато (!) четко ответить на вопрос "почему мы вместе" ))) потому что "он так заботлив и так ухаживает" или "у нее так высока грудь, и отличные ноги", или "она отличная хозяйка", или мама/папа в детстве не долюбили и происходит поиск или таких же холодных и не включенных, или - противоположных, чтоб "долюбили" наконец! ))) ну или "так хорошо в постели", или "наш круг", или статус, или "все говорят, что он/она - тебе отличная пара". Все это реальный тлен. Все это обслуживание именно что "оболочек", душа спит. Еще веселей когда обслуживаются распространённые личностные страхи ))) - боязнь быть отвернутым/отвергнутой, боязнь одиночества, боязнь быть "никому не нужным/нужной", социальные страхи, страхи осуждения другими, короче, много таких страхов. Только там самости - точно нет. Страх есть. Я - нет. И отношений точно нет. Кинопленка смотрит кинопленку.

Все-таки все именно что настоящие чувства, когда и милосердствование (не справедливость!!! ))) и настоящее терпение, это все когда реально внутри что-то отзывается, и затрагивается - назовем это "душевным ядром". Это происходит не функционально благодаря, а именно что функционально вопреки ))).

И когда другой человек воспринимается не как функция, не как компенсация детских травм и внутренних страхов, когда ты осознаешь, почему ты терпишь/увлекаешься одними и теми же в бесконечном гештальте ))), тогда да - свобода, и возможность встречи, в начале с собой, потом и с другими. Сложный путь, а что делать? Мир так устроен, что персональная встреча происходит всегда (!), хочешь ты этого или не хочешь. Не все это переживают нормально, а некоторые это не переживают в прямом смысле. Это все истории "я жил/жила не своей жизнью". А что делать? Как говорится - "самое распространенное сожаление". "Зато дети здоровы". Бедные дети...

Осознанные личности не любят "функционально" или "вопреки функциональности". Нет вообще такого критерия "функциональность". Любовь вообще лежит не в этой плоскости и ты не задумываешься ни о какой функциональности другого человека или о своей для него. Тебе или "попадает" в "душевное ядро" или нет. Иногда, так бывает, что человек полностью соответствует неким твоим критериям - по характеру, по поведению, отношению (критериям - именно осознанным, твоим), а ничего ты к нему не чувствуешь и не будешь чувствовать никогда. Вроде все то, а не то. Это нормально, потому что отпадают все функциональные моменты. Любовь не про обмен и не про функции. И соответственно - так бывает, когда мало что совпадает, а все-равно человек душевно/духовно близок.

Короче, встречайтесь с собой, осознавайте свои "кнопки", смотрите вокруг и живите, наконец!